06.02.12

Раскопанная Библия. Глава 9

Преобразование Иудеи (930-705 гг. до н.э.)

Ключом к пониманию энтузиазма и силы великой библейской исторической саги является осознание уникального времени и места, в которых она была изначально составлена. Теперь наше повествование приближается к великому моменту в религиозной и литературной истории, потому что только после падения Израиля Иудея переросла в полностью развитое государство с необходимым набором профессиональных жрецов и обученных писцов, способных взять на себя такую задачу. Когда Иудея сама внезапно столкнулась с не-израильским миром, она нуждалась в определяющем и мотивирующем тексте. Этим текстом было историческое ядро Библии, составленное в Иерусалиме на протяжении 7 века до н.э. Не удивительно, что библейский текст с самого начала истории Израиля неоднократно подчеркивает особый статус Иудеи, потому что Иудея была местом рождения основного писания древнего Израиля.

Именно в древней иудейской столице Хевроне в пещере Махпела были похоронены уважаемые патриархи и праматери, как мы читаем в книге Бытия. Среди всех сыновей Иакова именно Иуда был назначен господствовать над всеми другими племенами Израиля (Бытие 49:8). Преданность иудеев Божьим заповедям была непревзойденной среди других израильских воинов во времена вторжения в Ханаан, только они, как утверждается, полностью искоренили присутствие языческих хананеев в своем племенном наследовании. Именно из иудейской деревни Вифлеем на сцену библейской истории вышел Давид, величайший царь Израиля и военный деятель. Его описанные подвиги и близкие отношения с Богом стали важными темами Писания. Действительно, завоевание Давидом Иерусалима символизировало заключительный акт драмы о завоевании Ханаана. Иерусалим, теперь преобразованный в царский город, стал местом Храма, политической столицей династии Давида и священным центром для народа Израиля на веки веков.

Однако, несмотря на известность Иудеи в Библии, до 8 века до н.э. нет никаких археологических указаний на то, что эта небольшая и довольно изолированная горная область, с востока и юга окруженная засушливой степью, обладала каким-либо особым значением. Как мы видели, её население было скудным, её города (даже Иерусалим) были небольшими и немногочисленными. Именно Израиль, а не Иудея, инициировал войны в регионе. Именно Израиль, а не Иудея, вел широкую дипломатию и торговлю. Когда два царства вступали в конфликт, Иудея, как правило, оборонялась и была вынуждена звать на помощь соседние государства. До конца 8 века не существует никаких признаков того, что Иудея была значительной силой в региональных делах. В минуту откровения библейский историк цитирует басню, в которой он уменьшает Иудею к статусу "чертополоха Ливана" по сравнению с Израилем, "ливанским кедром" (4 Царств 14:9). На международной арене Иудея, вероятно, была только сравнительно небольшим и изолированным царством, которое, как насмешливо выразился великий ассирийский царь-завоеватель Саргон II, «лежит далеко».

Но начиная с конца 8 века до н.э. случилось что-то чрезвычайное. Серии эпохальных изменений, начиная с падения Израиля, вдруг изменили политический и религиозный ландшафт. Население Иудеи достигло беспрецедентного уровня. Ее столица впервые стала национальным религиозным центром и шумной метрополией. Началась интенсивная торговля с окружающими народами. Наконец, главное религиозное реформаторское движение, сосредоточенное на исключительном поклонении Яхве в Иерусалимском храме - начало развивать новое революционное понимание Бога Израиля. Анализ исторических и социальных событий на Ближнем Востоке в 9 и 8 веках до н.э. объясняет некоторые из этих изменений. Археология Иудеи конца монархии предлагает еще более важные улики.

Хорошие цари и плохие

Не существует никаких оснований серьезно сомневаться в надежности библейского списка царей династии Давида, которые правили в Иерусалиме в течение двух веков, следовавших за временами Давида и Соломона. Книги Царств очень сложно переплетают истории северного и южного царств в единую, комбинированную национальную историю, часто ссылаясь на ныне потерянные царские хроники, названные «летописями царей Иудеи» и «летописями царей Израиля». Даты воцарения царей Иудеи точно сопоставлены с датами правления царей Израиля, как в типичном отрывке из 3 Царств 15:9, который гласит: "В двадцатый год Иеровоама, царя Израильского, воцарился Аса над Иудеями". Эта система перекрестного датирования, которую можно проверить внешними датированными упоминаниями отдельных израильских и иудейских царей, оказалась в целом надежной и последовательной - с несколькими небольшими хронологическими исправлениями определенных царствований и добавлением возможных совместных правлений.

ЦАРИ ИЗРАИЛЯ И ИУДЕИ*
Ровоам
931 – 914
Иеровоам I
931 – 909
Авия
914 – 911
Надав
909 – 908
Аса
911 – 870
Вааса
908 – 885
Йосафат
870 – 846**
Эла
885 – 884
Йорам
851 – 843**
Замврий (Зимри)
884
Охозия
843 – 842
Фамний (Тивни)
884 – 880***
Гофолия (Аталия)
842 – 836
Амврий (Омри)
884 – 873
Йоас
836 – 798
Ахав
873 – 852
Амасия
798 – 769
Охозия
852 – 851
Озия
785 – 733**
Иорам
851 – 842
Иоафам (Йотам)
743 – 729**
Ииуй (Йегу)
842 – 814
Ахаз
743 – 727**
Йоахаз
817 – 800**
Езекия
727 – 698
Иоас
800 – 784
Манассия
698 – 642
Иеровоам II
788 – 747**
Аммон
641 – 640
Захария
747
Йосия
639 – 609
Шаллум
747
Йоахаз
609
Манаим (Менахем)
747 – 737
Йоаким
608 – 598
Факия (Пекахия)
737 – 735
Йехония
597
Факей (Пеках)
735 – 732
Седекия
596 – 586
Осия
732 – 724
* Согласно Anchor Bible Diсtionary, Том. 1, стр. 1010 и Галиль «Хронология царей Израиля и Иудеи»
** Включая совместное правлениеё
*** Одновременное правление с другим соперником
  
Так мы узнаём, что 11 царей (все, кроме одного наследники династии Давида) правили в Иерусалиме в период с конца 10 и до середины 8 века до н.э. Отчеты о каждом царствовании лаконичны. Но ни в одном случае нет того драматического, убийственного изображения персонажа, которое мы видим в библейском представлении северного царя Иеровоама или идолопоклоннического дома Омри. Но это не значит, что теология не играет никакой роли в библейском описании истории Иудеи. Божье наказание было быстрым и кристально ясным. Когда в Иерусалиме правили греховные цари, и свирепствовало идолопоклонство, мы узнаем, что они были наказаны, и Иудея терпела военные неудачи. Когда над Иудеей царствовали праведные цари, и люди были верны Богу Израиля, царство процветало и расширяло свою территорию. В отличие от северного царства, которое по всему библейскому тексту описывается в негативных тонах, Иудея в основном хорошая. Хотя количество хороших и плохих царей Иудеи почти равно, но длина их правления – нет. Большую часть истории южного царства охватывают хорошие цари.

Так еще в дни Ровоама, сына и преемника Соломона, «делал Иуда неугодное пред очами Господа", а его люди поклонялись на высоких местах "на всяком высоком холме" и подражали обычаям инородцев (3 Царств 14:22-24). Наказание за это отступничество было быстрым и болезненным. Египетский фараон Шишак в 5-м году Ровоама (926 год до н.э.) двинулся на Иерусалим и забрал огромную дань из сокровищ Храма и царского дворца династии Давида (3 Царств 14: 25-26). Урок не был усвоен Авией, сыном Ровоама, который «ходил во всех грехах отца своего, которые тот делал прежде него, и сердце его не было предано Господу Богу его" (3 Царств 15:3). Неудачи Иудеи продолжались с периодическими конфликтами с армиями царства Израиля.

Дела повернулись к лучшему во время царствования Асы, который правил в Иерусалиме 41 год, начиная с конца 10-го века. Аса, как сообщается, "делал угодное пред очами Господа, как Давид, отец его" (3 Царств 15:11). Поэтому и не удивительно, что в свое время Иерусалим был спасен от нападения израильского царя Ваасы. Аса обратился за помощью к царю Арам-Дамаска, который напал на далекие северные границы Израиля, тем самым вынуждая Ваасу вывести свои вторгнувшиеся силы из северных окраин Иерусалима.

Следующему царю Иосафату (первый еврейский монарх с именем, состоящим из вариации божественного имени Яхве: Yeho + Шафат = "Яхве судил») была дана высокая оценка за хождение по пути своего праведного отца Асы. Он правил в Иерусалиме 25 лет в первой половине 9-го века до н.э., заключил мир с Израильским царством и присоединился к нему в успешной наступательной операции против Арама и Моава.

На протяжении следующих столетий Иудейское царство переживало взлеты и падения, достигнув нижней точки, когда сын Иосафата Иорам породнился с греховной семьей Ахава и Иезавели. Предсказуемое несчастье пришло: восстал Эдом (долгое время зависим от Иудеи), а также Иудея уступила филистимлянам богатые сельскохозяйственные территории в западной Шефеле. Еще более серьезными были кровавые последствия падения династии Омри, которые потрясли царский дворец в Иерусалиме. Охозия (сын Иорама и принцессы Гофолии из дома Омри) был убит в ходе переворота Ииуя. Вернувшись в Иерусалим и услышав весть о смерти от рук Ииуя своего сына и всех ее родственников, Гофолия приказала уничтожить всех наследников царского дома Давида и сама заняла трон. В течение 6 лет жрец Храма по имени Иодай ждал. Когда пришло время, он публично объявил, что наследник Давида был спасен от резни Гофолия, и представил мальчика Иоаса, сына Охозии от другой жены. При помазании Иоаса в качестве законного царя династии Давида Гофолия была убита. Период северного (омридовского) влияния на южное царство, в ходе которого в Иерусалиме был введен культ Ваала (4 Царств 11:18), пришел к кровавому концу.

Иоас царствовал в Иерусалиме в течение 40 лет и "делал угодное в очах Господних во все дни свои" (4 Царств 12:2). Его самым важным деянием был ремонт храма. В свое время Иерусалиму угрожал Азаил, царь Арам-Дамаска. Он оставил город в покое только после требования и получения с иудейского царя калечащей дани (4 Царств 12:18-19), но это было не так ужасно, как разрушение, которому Азаил подверг северное царство.

Иудейский маятник хороших и плохих царей, а иногда и смешанных, будет продолжаться. Амасия, умеренно праведный царь, который "делал угодное в очах Господних, впрочем не так, как отец его Давид" (4 Царств 14:3), начал успешную войну против Эдома, только был побежден и взят в плен армиями царства Израиля, которые вторглись на территорию Иудеи и разрушили стену Иерусалима. И так история продолжается, через правление праведного Азарии (также известного как Озия), который расширил границы Иудеи на юге, и его сына Иоафама.

Драматический поворот к худшему пришел со смертью Иоафама и коронацией Ахаза (743-727 гг. до н.э.). Ахаз осужден Библией исключительно жестко, далеко выходя за рамки обычной меры отступничества:

И не делал угодного в очах Господа Бога своего, как Давид, отец его, но ходил путем царей Израильских, и даже сына своего провел чрез огонь, подражая мерзостям народов, которых прогнал Господь от лица сынов Израилевых, и совершал жертвы и курения на высотах и на холмах и под всяким тенистым деревом.. (4 Царств 16:2-4)

Результат был катастрофическим. Норовистые эдомитяне взяли Елаф у Акабского залива, а Рецин, могущественный царь Дамаска, и его союзник Факей, царь Израильский, пошли войной на Иудею и осадили Иерусалим. Прижатый к стенке, царь Ахаз обратился за помощью к ассирийскому царю Тиглатпаласару III с дарами из храма: «И послушал его царь Ассирийский; и пошел царь Ассирийский в Дамаск, и взял его, и переселил жителей его в Кир, а Рецина умертвил. " (4 Царств 16:9). Иудея, по крайней мере, временно была спасена умной уловкой нечестивого царя, обратившегося к могучей Ассирийской империи.

Но время далеко идущих религиозных перемен пришло. Бесконечный цикл отступничества, наказания и раскаяния должен был быть нарушен. Ибо сын Ахаза Езекия, который правил в Иерусалиме 29 лет, приступил к радикальным религиозным реформам, восстановлению чистоты и верности Яхве, которых не хватало со времен царя Давида. Одним из самых прочных проявлений культа, которые практиковались в сельской местности Иудеи, была популярность высот (алтарей под открытым небом), которая редко нарушалась, даже самыми праведными царями. В сводке деяний каждого царя Библия, как мантру, повторяет формулу, что «высоты не были отменены", народ Иудеи продолжал приносить жертвы и кадить на высотах. Езекия был первым, который убрал высоты, а также и другие объекты идолопоклоннического поклонения:

И делал он угодное в очах Господних во всем так, как делал Давид, отец его; он отменил высоты, разбил статуи, срубил дубраву и истребил медного змея, которого сделал Моисей, потому что до самых тех дней сыны Израилевы кадили ему и называли его Нехуштан. На Господа Бога Израилева уповал он; и такого, как он, не бывало между всеми царями Иудейскими и после него и прежде него. И прилепился он к Господу и не отступал от Него, и соблюдал заповеди Его, какие заповедал Господь Моисею. И был Господь с ним: везде, куда он ни ходил, поступал он благоразумно. (4. Царств 18:3-7)

Поэтому библейская картина истории Иудеи однозначна в своем убеждении, что царство когда-то было исключительно праведным, но иногда покидало веру. Только воцарение Езекии смогло восстановить святость Иудеи.

Однако археология предполагает совершенно иную ситуацию, в которой золотой век племенной верности Яхве был поздним религиозным идеалом, а не исторической реальностью. Взамен восстановления, данные свидетельствуют о том, что централизованная монархия и национальная религия, сосредоточенная в Иерусалиме, развивались на протяжении веков и были новыми во времена Езекии. Идолопоклонство народа Иудеи не было отходом от прежнего монотеизма. Наоборот, оно было обычаем, по которому народ Иудеи поклонялся в течение сотен лет.

Скрытое лицо древней Иудеи

Еще несколько лет назад практически все библейские археологи принимали за чистую монету библейское описание государств–сестер Иудеи и Израиля. Они изображали Иудею как полностью развитое государство еще от времен Соломона и изо всех сил старались представить археологические доказательства строительной деятельности и эффективной региональной администрации ранних иудейских царей. Однако, как мы уже показали, предполагаемые археологические доказательства объединенной монархии были не более чем принятием желаемого за действительное. Так было и с памятниками, отнесенными к преемникам Соломона. Идентификация фортов, по сообщениям построенными в Иудее сыном Соломона Ровоамом (согласно 2 Пар. 11:5-12), и привязка массивных укреплений на месте Телль-эн-Насбе к северу от Иерусалима к оборонительным работам, предпринятым иудейским царем Асой в библейском городе Массифе (3 Царств 15:22), оказались иллюзорными. Как и соломоновы ворота и дворцы, эти царские строительные операции, как теперь известно, имели место почти через двести лет после правления этих царей.

Таблица 6.  Цари Иудеи от Ровоама до Ахаза

Цари
Даты правления
Библейская оценка
Библейское свидетельство
Небиблейские данные
Ровоам
934 – 914
Плохой
Первый царь Иудеи; укрепляет города
Кампания Шишака
Авия
914 – 911
Плохой
Воюет с израильским царем Иеровоамом

Аса
911 – 870
Хороший
Очищает Иудею от иностранных культов; при содействии царя Дамаска воюет с израильским царем Ваасой; строит два форта на северной границе Иудеи

Иосафат
870 – 846**
Хороший
Воюет с арамеями вместе с Ахавом и с моавитянами вместе с Иорамом; женит своего сина на дочери Ахава

Иорам
851 – 843**
Плохой
Эдом восстает против Иудеи
Упомянут в надписи из Телль-Дана?
Охозия
843 – 842
Плохой
Потомок Омри; убит в ходе переворота Ииуя в Израиле
Упомянут в надписи из Телль-Дана?
Афалия
842 – 836
Плохой
Убивает многих из дома Давида; убита во время кровавого переворота

Иоас
836 – 798
Хороший
Восстанавливает храм; спасает Иерусалим от Азаила; убит во время переворота

Амасия
798 – 769
Хороший
Побеждает Эдом; атакован израильским царем Иоасом

Азария (Озия)
785 – 733**
Хороший
Изолирован в доме прокаженного; времена пророка Исаии
Две печати содержат его имя
Иоафам
759 – 743**
Хороший
Угнетаемый царями Израиля и Арама; времена Исаии

Ахаз
743 – 727
Плохой
Атакован царями Израиля и Арама; зовет на помощь Тиглатпаласара III; времена Исаии
Платит дань Тиглатпаласару III, началось процветание в Иудейском нагорье

* согласно Anchor Bible Dictionary и The Chronology of the Kings of Israel and Judah Г. Галлиля
** включая года совместного правления


Археология показывает, что ранние цари Иудеи по силе и административной способности не были равны своим северным коллегам, несмотря на то, что в книгах Царств их правления и даже даты воцарения переплетены. Израиль и Иудея были двумя разными мирами. С возможным исключением города Лахиша в предгорьях Шефелы нет никаких признаков развитых региональных центров в Иудее, сравнимых с северными городами Гезер, Мегиддо и Хацор. Кроме того, иудейское градостроительство и архитектура были более деревенскими. На юге монументальные методы строительства, такие как использование кладки из тесаного камня и прото-эолийских капителей, характерные для развитого строительного стиля династии Омри в северном царстве, не появляются до 7 века до н.э. Даже если царские здания дома Давида в Иерусалиме (якобы уничтоженные более поздними зданиями) достигали , если и не величия, то какой-то меры внушительности, в немногих городах и селах где-либо на южных холмах нет никаких свидетельств монументального строительства.

Несмотря на давнее утверждение о том, что роскошный двор Соломона был местом расцвета художественной литературы, религиозной мысли и исторического письма, в Иудее совершенно отсутствуют свидетельства широкой грамотности во времена разделенной монархии. Не было найдено ни единого следа предполагаемой литературной деятельности в Иудеи 10 века. Действительно, монументальные надписи и личные печати –  неотъемлемые признаки полностью развитого государства – появляются в Иудее только через 200 лет после Соломона, в конце 8 века до н.э. Большинство известных остраконов и надписанных весовых камней – еще одни свидетельства бюрократического учета и упорядоченных торговых стандартов – появились только в 7 веке. Не существует никаких свидетельств массового производства керамики в централизованных цехах или промышленного производства оливкового масла на экспорт до того же позднего периода. Расчетная численность населения точно показывает, какими неравными были Иудея и Израиль. Как уже упоминалось, археологические исследования показывают, что до 8 века население иудейского нагорья составляло около одной десятой от населения высокогорий северного Израильского царства.

В свете этих выводов становится ясно, что Иудея железного века не имела никакого скороспелого золотого века. Давид, его сын Соломон и последующие члены династии Давида правили незначительной, изолированный, сельской местностью, в которой отсутствовали признаки богатства или централизованного управления. Это не был внезапный упадок к отсталости и неудачам от эпохи беспрецедентного процветания. Наоборот, это был процесс длительного и постепенного развития, длившийся сотни лет. Иерусалим Давида и Соломона был лишь одним из ряда религиозных центров в земле Израиля, на начальном этапе он, конечно, не признавался в качестве духовного центра всего народа Израиля.

До сих пор мы давали только отрицательные свидетельства того, чем Иудея не была. Тем не менее, у нас есть описание того, чем Иерусалим и его окрестности могли быть, как во времена Давида и Соломона, так и их первых приемников. Это описание не исходит из Библии. Оно исходит из египетского архива поздней бронзы Телль-эль-Амарна.

Далекий город-государство на холмах

Среди более чем 350 клинописных табличек 14 века до н.э., обнаруженных в древней египетской столице Ахетатен (современная Тель-эль-Амарна), содержащих переписку между фараоном Египта и царями азиатских государств, а также мелкими правителями Ханаана, группа из 6 табличек предлагает уникальную возможность заглянуть в царское правление и экономические возможности в южном высокогорье – именно там, где позже возникло царство Иудея. Написанные Абди-Хебой, царем Урусалима (название Иерусалима позднего бронзового века), письма раскрывают характер его царства как слабозаселенного высокогорного района, слабо контролируемого из царской цитадели в Иерусалиме.

Как мы теперь знаем из исследований и признания повторяющихся циклов заселения на протяжении тысячелетий, отличительное общество Иудеи было в значительной мере определено ее удаленным географическим положением, непредсказуемым количеством осадков и пересеченной местностью. В отличие от северного нагорья с его широкими долинами и природными сухопутными маршрутами в соседние регионы, Иудея всегда была сельскохозяйственно незначительной и изолированной от основных торговых путей, предлагая любому потенциальному правителю только скудные возможности для богатства. Ее экономика была сосредоточена вокруг самодостаточного производства отдельной фермерской общины или скотоводческой группы.

Аналогичная картина вырисовывается из переписки Абди-Хебы. Он контролировал высокогорья от района  Вефиля на севере до района Хеврона на юге – области около 2300 квадратных километров, в конфликте с соседними правителями в северном нагорье (Сихем) и Шефеле. Его земля была очень слабозаселенной, до сих пор были обнаружены только 8 небольших поселений. Оседлое население территории Абди-Хебы, в том числе люди, живущие в Иерусалиме, вероятно, не превышало 1500 человек; это была самая малонаселенная область Ханаана. Но в этой отдаленной горной пограничной зоне было много скотоводческих групп, возможно, превосходящих оседлое деревенское население. Можно считать, что основная власть в отдаленных частях территории Абди-Хебы была в руках разбойников, известных как Апиру, бедуино-подобных Шасу и независимых кланов.

Столица Абди-Хебы, Урусалим, была небольшой горной крепостью, расположенной на юго-восточном краю древнего Иерусалима, который позже будет известен как город Давида. Там не были найдены монументальные здания или укрепления 14 века до н.э. и, как предложил историк Надав Нааман, столица Абди-Хебы была скромным поселком для элиты, которая господствовала над несколькими сельскохозяйственными деревнями и большим количеством скотоводческих групп на окружающей области.

Мы не знаем судьбу династии Абди-Хебы, и у нас нет достаточных археологических свидетельств, чтобы понять изменения, произошедшие в Иерусалиме в период перехода от поздней бронзы к раннему железному веку. И все же с более широкой точки зрения среды, характера расселения и экономики, кажется, ничего резко не менялось в течение последующих веков. На центральном плато существовало несколько сельскохозяйственных деревень (правда, в несколько увеличенном количестве), скотоводческие группы со своими стадами продолжали следовать за сезонными циклами, а крошечная элита оказывала номинальное правление над всеми ими из Иерусалима. Об историческом Давиде нельзя сказать почти ничего, кроме как отметить сверхъестественное сходство между сбродом банд Апиру, которые угрожали Абди-Хебе, и библейские рассказами о главе разбойников Давиде и его банде храбрых рыцарей, бродящих по холмах Хеврона и Иудейской пустыне. Но действительно ли Давид завоевал Иерусалим в лихом рейде на подобие Апиру, как описано в книгах Царств, или нет, очевидным, что династия, которую он основал, означала изменение правителей, но вряд ли изменила основной способ правления южным нагорьем.

Все это говорит о том, что институты Иерусалима –  Храм и дворец - не доминировали в жизни сельского населения Иудеи в той большой степени, предполагаемой библейскими текстами. В первые века железного века наиболее очевидной характеристикой Иудеи была преемственность с прошлым, а не внезапные политические или религиозные нововведения. На самом деле, это должно быть хорошо видно даже на примере религиозных обрядов, которыми более поздние историки Иудейского царства, кажется, были так особенно одержимы.

Традиционная религия Иудеи

Книги Царств являются откровенными в своем описании отступничества, которое принесло столько несчастья Иудейскому царству. В докладе о правлении Ровоама оно изложено в типичных подробностях:

И делал Иуда неугодное пред очами Господа, и раздражали Его более всего того, что сделали отцы их своими грехами, какими они грешили. И устроили они у себя высоты и статуи и капища на всяком высоком холме и под всяким тенистым деревом. И блудники были также в этой земле и делали все мерзости тех народов, которых Господь прогнал от лица сынов Израилевых. (3 Царств 14:22-24)

Точно так же во времена царя Ахаза, 200 лет спустя, характер грехов, кажется, в значительной степени был тот же. Ахаз был известным вероотступником, который ходил путями царей Израиля и даже своего сына провел через огонь (4 Царств 16:2-4).

Библейские ученые продемонстрировали, что они не являются произвольными изолированных языческими обрядами, а являются частью комплекса ритуалов для обращения к небесным силам за плодородием и благополучием людей и земли. По их внешнему виду они напоминали методы, используемые соседними народами для почитания и получения благословения других богов. Действительно, археологические находки по всей Иудее глиняных фигурок, алтарей для воскурений, сосудов для возлияний и подставок для приношений предполагают, что религиозная практика была весьма разнообразной, географически децентрализованной и, конечно же, не ограничивалась поклонением Яхве только в Иерусалимском храме.

Действительно, для Иудеи с ее относительно неразвитой государственной бюрократией и национальными учреждениями, религиозные ритуалы проводились в двух различных местах, иногда работая в согласии, а иногда в открытом конфликте. Первым местом был храм в Иерусалиме, о котором имеются многочисленные библейские описания из разных периодов, но (так как его место было уничтожено в более поздних строительных работах) нет практически никаких археологических доказательств. Второе направление религиозной практики использовалось кланами, разбросанными по всей сельская местность. Там на всех этапах жизни, включая религию, доминировала сложная сеть родственных отношений. Ритуалы для плодородия земли и благословения предков давали людям надежду на благополучие их семей и освящали их владение своими сельскими полями и пастбищами.

Библейский историк Барух Хелперн и археолог Лоуренс Стейджер сравнивали библейское описание клановой структуры с останками горных селений железного века и выявили отличительную архитектурную картину расширенных семейных владений, жители которых, вероятно, выполняли ритуалы, иногда совершенно непохожие на те, что использовались в Иерусалимском храме. Местные обычаи и традиции настаивали на том, что иудеи унаследовали свои дома, свою землю, и даже свои могилы от своего Бога и своих предков. Жертвы приносились в святилищах в пределах территории владения, у родових могил или на открытых алтарях по всей сельской местности. Эти места поклонения редко нарушались даже самыми "благочестивыми" или агрессивными царями. Поэтому не удивительно, что Библия неоднократно отмечает, что "высоты не были отменены".

Существование высот и других форм родового и домашнего поклонения богу не было - как подразумевают книги Царств – отступлением от более ранней и более чистой веры. Это было частью вневременной традиции горных поселенцев Иудеи, которые поклонялись Яхве наряду с различными богами и богинями известной или адаптированной от культов соседних народов. Короче говоря, Яхве поклонялись самыми разнообразными способами, а иногда его изображали вместе с небесной свитой. Из косвенных (и демонстративно отрицательных) свидетельств книг Царств мы узнаем, что в сельской местности жрецы также регулярно воскуряли на высотах солнцу, луне и звездам.

Поскольку высоты были, вероятно, открытыми площадками или природными возвышенностями, то никаких определенных археологических следов их еще не было выявлено. Так ясным археологическим свидетельством популярности этого вида поклонения по всему царству является обнаружение сотен фигурок обнаженных богинь плодородия в каждом селении в Иудее конца монархии. Более наводящими являются надписи, найденные в селении начала 8 века Кунтиллет Айруд на северо-востоке Синайского полуострова – месте, которое показывает культурные связи с северным царством. Они, видимо, обращаются к богине Ашере как супруге Яхве. И чтобы не предполагать, что женатый статус Яхве был только греховной северной галлюцинацией, несколько аналогичная формула, говорящая о Яхве и его Ашере, появляется в надписи конца монархии из иудейской Шефелы.

Этот глубоко укоренившийся культ не ограничивался сельскими районами. Существует достаточно библейской и археологической информации о том, что синкретический культ Яхве в Иерусалиме процветал даже в конце монархического периода. Осуждение различных иудейских пророков делает совершенно ясным, что в Иерусалиме поклонялись Яхве вместе с другими божествами, такими как Ваал, Ашера, небесные воинства и даже национальные божества соседних земель. Из библейской критики Соломона (вероятно, отражающей реалии конца монархии), мы узнаем о поклонении в Иудее аммонитскому Милкому, моавитскому Хамосу и сидонской Астарте (3 Царств 11:5; 4 Царств 23:13). Иеремия говорит нам, что число божеств, почитаемых в Иудее, сравнялось с числом городов и о том, что количество алтарей Ваала в Иерусалиме сравнялось с числом базарных прилавков в столице (Иер. 11:13). Более того, предметы культа, посвященные Ваалу, Ашере и небесному воинству, были установлены в Иерусалимском храме Яхве. В главе 8 книги Иезекииля подробно описываются все мерзости, практикуемые в Иерусалимском храме, в том числе поклонение месопотамскому богу Таммузу.

Таким образом, великие грехи Ахаза и других злых Иудейских царей не следует рассматривать как в любом случае исключительные. Эти правители просто позволяли сельским традициям проходить беспрепятственно. Они и многие из их подчиненных выражали свою преданность Яхве в обрядах, выполняемых на бесчисленных могилах, святилищах, и высотах по всему царству с редким и вспомогательным поклонением другим богам.

Внезапное совершеннолетие

На протяжении большей части 200 лет эпохи разделенной монархии Иудея оставалась в тени. Ее ограниченный экономический потенциал, ее относительное географическое отделение и традиционный консерватизм ее кланов сделал ее гораздо менее привлекательной для ассирийской имперской эксплуатации, чем более крупное и богатое Израильское царство. Но с приходом ассирийского царя Тиглатпаласара III (745-727 гг. до н.э.) и решением Ахаза стать его вассалом, Иудея вступила в игру с огромными ставками. После 720 года, с завоеванием Самарии и падением Израиля, Иудея была окружена ассирийскими провинциями и ассирийскими вассалами. И эта новая ситуация будет иметь последствия для будущего слишком обширные, чем можно было предположить. Царская цитадель Иерусалима за одно поколение была преобразована из места пребывания весьма незначительной местной династии в политический и религиозный руководящий центр региональной власти, как из-за драматических внутренних событий, так и из-за тысяч беженцев из завоеванного Израильского царства, бежавших на юг.

Здесь археология внесла неоценимый вклад в создании диаграммы темпов и масштабов внезапного расширения Иерусалима. Как впервые предложил израильский археолог Маген Броши, раскопки, проводившиеся здесь в течение последних десятилетий, показали, что вдруг в конце 8 века до н.э. Иерусалим претерпел беспрецедентный демографический взрыв, когда его жилые районы расширились от своего прежнего узкого хребта - города Давида – и охватили весь западный холм (Рис. 26). Для того, чтобы охватить новые пригороды, была построена грозная оборонительная стена. В течение нескольких десятилетий - безусловно, в рамках одного поколения - Иерусалим из скромного горного города, площадью 4-5 гектаров, превратился в огромную городскую площадь в 60 гектаров плотно упакованных домов, мастерских и общественных зданий. С демографической точки зрения, население города должно было увеличиться в целых 15 раз, из около 1 тысячи до 15 тысяч жителей.

Рис. 26. Расширение Иерусалима от Города Давида на Западный Холм

Аналогичная картина огромного прироста населения исходит из археологических исследований в сельскохозяйственных окраинах Иерусалима. Мало того, что в это время в ближайших окрестностях города были построены многочисленные усадьбы, но и в районах к югу от столицы, ранее относительно пустая сельская местность была залита новыми земледельческими поселениями, большими и малыми. Старые сонные деревни выросли в размерах и стали, в первый раз, настоящими городами. Также и в Шефеле большой шаг вперед был сделан в 8 веке, с резким ростом количества и размеров селений. Лахиш – самый важный город в регионе – может служить хорошим примером. До 8 века он был скромным городом; она был обнесен грозной стеной и превратился в главный административный центр. Кроме того, долина Беэр-Шевы далеко на юге стала свидетелем создания ряда новых городов в конце 8 века. В целом, расширение было поразительным, в конце 8 века в Иудее было около 300 населенных пунктов всех размеров, от метрополии в Иерусалиме до малых хуторов, где когда-то было всего несколько деревень и скромных городов. Население, которое уже давно колебалось на уровне нескольких десятков тысяч, теперь выросло до примерно 120 тысяч.

На волне Ассирийских кампаний на севере, Иудея испытала не только внезапный демографический рост, но и реальную социальную  эволюцию. Одним словом, она стала полноценным государством. Начиная с конца 8 века в южном царстве появляются археологические признаки зрелого государственного образования: монументальные надписи, печати и оттиски печатей, остраконы для царской администрации; спорадическое использование в общественных зданиях кладки из тесаного камня и каменных капителей; массовое производство в центральных мастерских керамических сосудов;  другие ремесла, а также их распространение по всей сельской местности. Не менее важным было появление средних городов, выступающих в качестве региональных столиц, а также развитие крупной промышленности прессования масла и вина, которая из местного, частного производства превратилась в государственную промышленность.

Сведения о новых погребальных обычаях, главным образом, но не только в Иерусалиме, показывают, что в это время возникла национальная элита. В 8 веке некоторые жители Иерусалима стали вырезать сложные гробницы в скале хребтов, окружающих город. Многие из них были чрезвычайно сложными, с остроконечными потолками и архитектурными элементами, такими как карнизы и увенчанные  пирамиды, искусно вырезанные из скалы. Н е существует никаких сомнений, что эти могилы были использованы для захоронения знати и высоких должностных лиц, на что указывает фрагментарная надпись на одной из гробниц в деревне Силоам близ Иерусалима (к востоку от города Давида), посвященная "[...]яху, который отвечает за дом". Нельзя исключать того, что это была гробница Севны (чье имя, возможно, сложенное вместе с божественным именем стало Шебнаяху), царского управляющего, которого Исайя (22:15-16) осуждает за его высокомерие при рубке гробницы в скале. Искусные гробницы также были найдены в нескольких местах в Шефеле, что указывает на внезапное накопление богатства и разделение социального положения в Иерусалиме и округе в 8 веке.

Вопрос в том, откуда взялось это богатство и очевидное движение в сторону полного государственного образования? Неизбежный вывод состоит в том, что внезапно Иудея объединилась и даже интегрировалась в экономику Ассирийской империи. Хотя иудейский царь Ахаз начал сотрудничать с Ассирией еще до падения Самарии, наиболее значительные изменения, несомненно, состоялись после крушения Израиля. Резкий рост заселения далеко на юге в долине Беэр-Шевы может намекать, что Иудейское царство приняло участие в активизации арабской торговли в конце 8 века под властью ассирийцев. Существуют веские основания полагать, что для иудейских товаров открылись новые рынки, стимулируя увеличение производства оливкового масла и вина. В результате Иудея прошла через экономическую революцию от традиционной системы, основанной на деревнях и кланах, к экспортному производству и индустриализации под государственной централизацией. В Иудее начало накапливаться богатство, особенно в Иерусалиме, где дипломатическая и экономическая политика царства была определены и где национальные учреждения были под контролем.

Рождение новой национальной религии

Наряду с чрезвычайным социальным преобразованием в конце 8 века до н.э. пришла напряженная религиозная борьба, напрямую связанная с появлением Библии, какой мы знаем ее сегодня. До превращения Иудейского царства в полностью бюрократическое государство религиозные идеи были разнообразными и разбросанными. Таким образом, как мы уже упоминали, в Иерусалимском храме существовал царский культ, в сельской местности существовали бесчисленные культы предков и плодородия, а также существовала широко распространенная смесь поклонения Яхве наряду с другими богами. Насколько мы можем утверждать из археологических свидетельств северного царства, в Израиле существовало аналогичное разнообразие религиозных обычаев. Помимо упоминаний резких проповедей таких фигур, как Илия и Елисей, анти-омридовского пуританизма Ииуя и резких слов таких пророков, как Амос и Осия, со стороны израильского руководства никогда не было никаких согласованных или длительные усилий для утверждения почитания только одного Яхве.

Но после падения в Самарии с ростом централизации Иудейского царства начал проявляться новый, более целенаправленный подход к религиозному законодательству и обычаям. Влияние Иерусалима – демографическое, экономическое и политическое – теперь стало огромным и связанным с новой политической и территориальной повесткой дня: объединением всего Израиля. И решительность его жреческих и пророческих элит определить "правильные" методы поклонения для всех жителей Иудеи - и даже для тех израильтян, которые жили на севере под ассирийским правлением - соответственно выросла. Эти драматические изменения в религиозном руководстве побудили исследователей Библии, таких как Барух Хелперн, предположить, что в период не более нескольких десятилетий в конце 8 и в начале 7 века до н.э. родилась монотеистическая традиция иудео-христианской цивилизации.

Это большое заявление - быть в состоянии точно определить рождение современного религиозного сознания, особенно, когда его центральное писание, Библия, помещает рождение монотеизма на сотни лет раньше. Но и в этом случае Библия предлагает ретроспективное объяснение, а не точное описание прошлого. Действительно, социальное развитие, происходящее в Иудее в десятилетия после падения Самарии, предлагаем новый взгляд на то, как традиционные рассказы о странствиях патриархов и великом национальном освобождении от Египта послужили поводом для религиозных нововведений –  появления монотеистической идеи - в рамках вновь преобразованного Иудейского государства.

Где-то в конце 8 века до н.э. возникла более громкая школа мысли, которая настаивала на том, что культы сельской местности являются греховными, и что только один Яхве достоин поклонения. Мы не можем быть уверены, где возникла эта идея. Она выражена в цикл рассказов об Илие и Елисее (изложенных в письменном виде намного позже падения династии Омри) и, что важнее, в трудах пророков Амоса и Осии, оба из которых действовали на севере в 8 веке. В результате, некоторые библейские ученые предположили, что это движение возникло в последние дни северного царства среди инакомыслящих жрецов и пророков, которые были ошеломлены идолопоклонством и социальной несправедливостью ассирийского периода. После разрушения Израильского царства они бежали на юг, чтобы пропагандировать свои идеи. Другие ученые указывают на круги, связанные с Иерусалимским храмом, намеревающиеся осуществить религиозный и экономический контроль над всё более развитой сельской местностью. Возможно, оба эти фактора сыграли свою роль в плотно упакованной атмосфере Иерусалима после падения Самарии, когда беженцы с севера, жрецы Иудеи и царские чиновники действовали вместе.

Каким бы ни был состав, новое религиозное движение (названное иконоборческим историком Мортоном Смитом «движение Яхве-один») вело ожесточенное и продолжающееся столкновение со сторонниками старых, более традиционных иудейских религиозных обычаев и ритуалов. Трудно оценить их относительную силу в Иудейском царстве. Даже если они, вероятно, изначально были в меньшинстве, они были теми, кто позже создал или воздействовал на большую часть сохранившейся библейской историографии. Момент для этого был удачный, с развитием чиновничьего управления пришло распространения грамотности. Впервые огромное влияние получили письменные тексты, а не рассказанный эпос или баллады.

Как должно быть уже ясно, места в книгах Царств о праведности и греховности прежних царей Иудеи отражают идеологию «движение Яхве-один». Если бы в конечном итоге победили сторонники традиционных способов синкретического поклонения, мы, возможно, обладали бы совершенно иным Писанием или, возможно, вообще никаким. Ибо именно «движение Яхве-один» было намерено создать неоспоримую ортодоксальность поклонения и единую национальную историю, сосредоточенную в Иерусалиме. И это блестяще удалось при создании того, что потом станет законодательством Второзакония и Девтерономической историей.

Библейские ученые, как правило, подчеркивали строго религиозные аспекты борьбы между Иерусалимскими фракциями, но нет никаких сомнений, что их позиции охватывали также решительную позицию по внутренней и внешней политике. В древнем мире, как и сегодня, сфера религии никогда не могла быть отделена от сфер экономики, политики и культуры. Идеи группы "Яхве-один" имели территориальный аспект – поиск "восстановления" династии Давида над всем Израилем, в том числе над территориями побежденного северного царства, где, как мы видели, многие израильтяне продолжали жить после падения Самарии. Это приведет к объединению всего Израиля под руководством одного царя, правящего из Иерусалима, к разрушению культовых центров на севере и к централизации израильского культа в Иерусалиме.

Легко понять, почему библейские авторы были настолько расстроены идолопоклонством. Это был символ хаотического социального разнообразия; лидеры кланов в прилегающих районах управляли своими собственными системами экономики, политики, социальных отношений без управления или контроля со стороны царского двора в Иерусалиме. Однако, эта независимость сельской местности, веками уважаемая народом Иудеи, начала осуждаться как "возврат" к варварству предыдущего времени Израиля. Таким образом, по иронии судьбы, то, что было наиболее искренне иудейским, стало отмечаться как хананейская ересь. На арене религиозных споров и полемик то, что было старым – вдруг стало рассматриваться как чужое, а что было новым, – вдруг стало рассматриваться как правильное. А то, что можно было бы назвать только чрезвычайным излиянием ретроспективного богословия, нового централизованного Иудейского царства и поклонения Яхве, сосредоточенного в Иерусалиме, было перенесено назад в историю израильтян как то, что должно было быть всегда.

Реформы царя Езекии?

Трудно понять, когда новая теология исключительности впервые оказала практическое влияние на положение дел в Иудее; различные реформы в направлении поклонения только Яхве упоминаются в книгах Царств еще во времена царя Асы в начале 9 века до н.э. Но их историческая достоверность сомнительна. Одно, кажется, достаточно определенным: восхождение на трон Иудеи царя Езекии в конце 8 века до н.э. запомнилось авторам книг Царств как беспрецедентное событие.

Как описано в 4 Царств 18:3-7, конечной целью реформы Езекии было создание исключительного поклонения Яхве в единственном законном месте поклонения – Иерусалимском Храме. Но религиозные реформы Езекии трудно проверить археологическими данными. Найденные для них доказательства, особенно в двух местах в юге (в Араде и Беэр-Шеве) являются спорными. В связи с этим Барух Хелперн предлагал, что Езекия запретил сельское поклонение, но не закрыл государственные храмы в административных центрах царства. Тем не менее, нет никаких сомнений, что с царствованием царя Езекии на землю Иудеи пришли глубокие перемены. Теперь Иудея стала центром народа Израиля. Иерусалим стал центром поклонения Яхве. А члены династии Давида стали единственными законными представителями и средством правления Яхве на земле. Непредсказуемый ход истории избрал Иудею на особый статус в особенно важный момент.

Наиболее драматические события были еще впереди. В 705 году до н.э. умер почтенный ассирийский царь Саргон II, оставив свой трон в значительной степени непроверенному сыну Синаххерибу. Последовали смуты на востоке империи, и некогда непобедимый фасад Ассирии, казалось, может опрокинуться. Для многих в Иерусалиме, должно быть казалось, что Яхве чудесным образом готовит Иудею, как раз в самый последний момент, выполнить свое историческое предназначение.

Пролог. Во времена царя Иосии
Введение. Археология и Библия
Глава 1. В поисках патриархов
Глава 2. А был ли Исход?
Глава 3. Завоевание Ханаана
Глава 4. Кем были древние израильтяне?
Глава 5. Воспоминания о Золотом Веке?
Глава 6. Одно государство, одна нация, один народ? (ок. 930-720 гг. до н.э.)
Глава 7. Забытое первое царство Израиля (884-842 гг. до н.э.)
Глава 8. В тени империи (842–720 гг. до н.э.)
Глава 9. Преобразование Иудеи (930-705 гг. до н.э.)
Глава 10. Между войной и выживанием (705-639 гг. до н.э.)
Глава 11. Большое реформирование (639-586 гг. до н.э)
Глава 12. Изгнание и возвращение (586 - ок. 440 гг. до н.э.)
Эпилог. Будущее библейского Израиля

1 коментар:

  1. Вадим Журавлев09.02.12, 14:08

    Спасибо, Тарас. Хорошая работа.

    ВідповістиВидалити