21.12.11

Раскопанная Библия. Глава 3


Завоевание Ханаана

Национальная судьба Израиля могла исполниться только в земле Ханаана. Книга Иисуса Навина рассказывает о молниеносной военной кампании, в течение которой могущественные цари Ханаана были разбиты в бою, а израильские племена унаследовали свою землю. Это история о победе Божьего народа над высокомерными язычниками, вечная эпопея о новых завоеванных рубежах и захваченных городах, в которой проигравшие должны понести окончательное наказание в виде лишений и смерти. Это волнующая военная сага о героизме, хитрости и горькой мести, рассказанная вместе с некоторыми из самых ярких библейских историй: падением стен Иерихона, остановкой солнца в Гаваоне, и сожжением большого ханаанского города Хацора. Кроме того, это подробный географический очерк о ландшафте Ханаана и историческое объяснение того, как каждое из двенадцати израильских племен вступило в свое традиционное территориальное наследование земли обетованной.

Но если Исхода израильтян, как мы видели, не было в том виде, в каком он описан в Библии, как насчет самого завоевания? Проблем еще больше. Как армия в лохмотьях, путешествующая с женщинами, детьми и престарелыми, возникшая после проведенных в пустыне десятилетий, могла быть способной осуществить эффективное вторжение? Как мог такой неорганизованный сброд одолеть большие крепости Ханаана, имеющие свои профессиональные армии и хорошо подготовленные колесничные войска?

А было ли завоевание Ханаана на самом деле? Является ли эта центральная сага Библии (и последующей истории Израиля) историей или мифом? Несмотря на то, что древние города Иерихон, Гай, Гаваон, Лахиш, Хацор и почти все другие, упомянутые в рассказе о завоевании, были обнаружены и раскопаны, свидетельства исторического завоевания израильтянами Ханаана, как мы увидим, являются слабыми. Здесь также археологические данные могут помочь отделить события истории от ярких образов продолжительного библейского рассказа.

План битвы Иисуса Навина

Сага о завоевании начинается в конце последней книги  Моисеевого Пятикнижия (книги Второзакония), когда мы узнаем, что Моисей, великий вождь, не сможет привести сынов Израиля в Ханаан. Как член поколения, которое лично испытало горечь жизни в Египте, он тоже должен был умереть, не входя в Землю Обетованную. Перед смертью и захоронением в Моаве на горе Нево Моисей подчеркнул важность соблюдения божьих законов как ключевого условия к предстоящему завоеванию и, в соответствии с указаниями Бога, передал командование над израильтянами своему давнему заместителю Иисусу Навину. После многих поколений рабства в Египте и сорок лет скитаний в пустыне, теперь израильтяне стояли на самой границе Ханаана, через реку от земли, где жили их предки Авраам, Исаак и Иаков. Бог повелел, чтобы в настоящее время эта земля была очищена от всех следов идолопоклонства,  что повлечет за собой полное уничтожение хананеев.

Во главе с Иисусом Навином, блестящим военачальником со склонностью к тактическим неожиданностям, израильтяне быстро одержали одну победу за другой в потрясающей серии осад и открытых сражений. Сразу же за Иорданом лежал древний город Иерихон – место, которое должны были захватить израильтяне, чтобы создать себе плацдарм. Так как израильтяне готовились пересечь Иордан, Иисус Навин послал в Иерихон двух разведчиков для того, чтобы получить разведданные о вражеских приготовлениях и прочности укреплений. Разведчики вернулись с обнадеживающими новостями (предоставленными блудницей по имени Рахав), что жителям уже стало страшно при известии о приближении израильтян. Народ Израиля немедленно перешел Иордан вместе с ковчегом завета, возглавляющим их лагерь. История последующего завоевания Иерихона слишком знакома, чтобы ее рассказывать: израильтяне следуют велению Бога, которое передал им Иисус, торжественно шествуя вокруг высоких стен города. А на седьмой день, после оглушительного рева боевых труб израильтян, мощные стены Иерихона посыпались вниз (Нав. 6).

Следующей целью был город Гай, близ Вефиля, расположенный в горной местности Ханаана в стратегическом месте – на одной из главных дорог, ведущих из долины реки Иордан в нагорье. На этот раз город был взят не благодаря чудесам, а блестящей тактике Иисуса Навина, подобающей греческим воинам у Трои. В то время как Иисус выстроил большую часть своих войск в открытом поле к востоку от города, дразня защитников Гая, он тайно установил засаду с  западной стороны. И когда воины Гая выбежали из города, чтобы вступить в бой с израильтянами и преследовать их в пустыне, тайный отряд из засады вошел в незащищенный город и поджег его. Тогда Иисус Навин развернул свою отступающую армию и перебил всех жителей Гая, захватывая весь скот и городские трофеи в качестве военной добычи и позорно вешая царя Гая на дереве (Нав. 8:1-29).

Теперь среди жителей других городов Ханаана стала распространяться паника. Услышав, что случилось с людьми Иерихона и Гая, гаваонитяне, населявшие четыре города к северу от Иерусалима, послали своих эмиссаров к Иисусу, чтобы просить о пощаде. Так как они утверждали, что являются иностранцами в этой стране, а не местными (которых Бог велел уничтожить), Иисус согласился заключить с ними мир. Но когда выяснилось, что гаваонитяне солгали и на самом деле являются коренными в этой земле, Иисус наказал их, заявив, что они всегда будут служить в качестве "дровосеков и водоносов для израильтян” (Нав. 9:27).

Первоначальные победы израильских захватчиков в Иерихоне и в городах центрального нагорья стали непосредственной причиной беспокойства среди более могущественных царей Ханаана. Адониседек, царь Иерусалима, быстро создал военный союз с царем Хеврона в южном нагорье и царем Ярмута, Лахиша и Еглона в предгорьях Шефелы на западе. Ханаанские цари выстроили свои объединенные силы вокруг Гаваона, но в молниеносном броске, двигаясь всю ночь от Иорданской долины, Иисус удивил армию коалиции Иерусалима. Ханаанские силы в панике бежали по крутому гребню Вефорона на запад. Когда они бежали, Бог бил их большими камнями с неба. На самом деле, Библия говорит нам: "больше было тех, которые умерли от камней града, нежели тех, которых умертвили сыны Израилевы мечом" (Нав. 10:11). Солнце садилось, а праведное убийство не закончилось, поэтому Иисус в присутствии всей армии израильтян обратился к Богу и попросил, чтобы солнце остановилось на месте, пока не будет исполнена божественная воля. Тогда солнце “стояло среди неба и не спешило к западу почти целый день. И не было такого дня ни прежде, ни после того, в который Господь так слушал бы гласа человеческого. Ибо Господь сражался за Израиля" (Нав. 10:13-14).

Бежавшие цари были, наконец, схвачены и были преданы мечу. Затем Иисус продолжил кампанию и уничтожил ханаанские города южной части страны, полностью завоевав этот регион для народа Израиля.

Заключительный акт состоялся на севере страны. Коалиция ханаанских царей, возглавленная Иавином Асорским, "многочисленный народ, который множеством равнялся песку на берегу морском; и коней и колесниц было весьма много" (Нав. 11:4), встретившая израильтян в открытом бою в Галилее, которая закончился полным уничтожением ханаанских сил. Хацор, самый важный город Ханаана, "глава всех тех царств" (Нав. 11:10), был захвачен и сожжен. Таким образом, благодаря этой победе вся земля обетованная, от южных пустынь до снежной вершины горы Хермон на севере страны, стала владением израильтян. Божественное обещание, действительно, было выполнено. Ханаанские силы были уничтожены, и сыны Израиля приготовились разделить между племенами эту землю как свое, Богом данное, наследство.

Другой вид Ханаана

Как и с рассказом об Исходе, археология обнаружила драматические расхождения между Библией и ситуацией в Ханаане в предлагаемое время завоевания, между 1230 и 1220 годами до н.э. Хотя мы знаем, что группа под названием Израиль уже присутствовала где-то в Ханаане около 1207 года до н.э., данные об общей политической и военной ситуации в Ханаане наводят на мысль, что молниеносное вторжение этой группы было бы нереальным и в высшей степени неправдоподобным.

Существуют многочисленные свидетельства о делах в Ханаане в египетских текстах позднего бронзового века (1550-1150гг. до н.э.): в форме дипломатических писем, списков завоеванных городов, выгравированных на стенах египетских храмов картин осад, летописей египетских фараонов, литературных произведений и гимнов. Пожалуй, самым подробным источником информации о Ханаане в этот период являются письма из Телль-эль-Амарна. Эти тексты представляют собой часть дипломатической и военной переписки могущественных фараонов Аменхотепа III и его сына Эхнатона, правивших Египтом в 14 веке до н.э.

Почти четыре сотни таблиц из Амарны, разбросаные сейчас по музеям всего мира, включают письма, посланные в Египет правителями сильных государств, таких, как хетты Анатолии и правители Вавилонии. Но большинство из них были отправлены правителями городов-государств Ханаана, которые в этот период были вассалами Египта. Среди отправителей писем были также и правители ханаанских городов, которые позже стали знаменитыми в Библии, такие, как Иерусалим, Сихем, Мегиддо, Хацор и Лахиш. А самое главное – письма из Амарны показывают, что Ханаан был египетской провинцией, тщательно контролируемой египетской администрацией. Столица провинции была расположена в Газе, но египетские гарнизоны были размещены по всей стране в ключевых городах, таких как Бет-Шеан к югу от Галилейского моря и порт Яффа (в настоящее время часть города Тель-Авив).

В Библии египтяне не упоминаются вне границ Египта и ни разу не упоминаются ни в одном из сражений в Ханаане. Тем не менее, современные тексты и археологические находки показывают, что египтяне управляли и внимательно следили за делами страны. Князья ханаанских городов (описанные в Книге Иисуса Навина как могущественные враги) были, в действительности, жалкими и слабыми. Раскопки показали, что в этот период города Ханаана не были настоящими городами  того типа, который известен нам из более поздней истории. Они были в основном административные крепостями для элиты (жилищем правителя, его семьи и его небольшой свиты чиновников) вместе с крестьянами, живущими разбросано в небольших деревнях по всей окрестности. Типичный город имел только дворец, храмовый комплекс, а также некоторые другие общественные здания - вероятно, резиденции для высокопоставленных чиновников, постоялые дворы и другие административные здания. Но никаких городских стен не было. Грозные ханаанские города, описанные в истории о завоевании, не были защищены укреплениями!

Причина видимо в том, что Египтом твердо отвечал за безопасность всей провинции. Поэтому не было никакой необходимости в массивных оборонительных стенах. Существовали также и экономические причины отсутствия укреплений в большинстве ханаанских городов. С введением тяжелой дани, подлежащей выплате фараону князьями Ханаана, местные мелкие правители, возможно, не имели средств (или власти) для организации монументальных общественных работ. На самом деле, Ханаан поздней бронзы был лишь тенью того процветающего общества, которым он был несколькими столетиями ранее в период средней бронзы. Многие города были покинуты, а другие сократился в размерах, а общая численность оседлого населения не превышало сто тысяч. Одним из доказательств небольших масштабов этого общества является просьба в одном из писем из Амарны, посланном царем Иерусалима, к фараону прислать пятьдесят человек для того, «чтобы защитить землю». Незначительный масштаб вооруженных сил этого периода подтверждается еще одним письмом, посланным царем города Мегиддо, который просит фараона отправить сотню солдат, чтобы защитить город от нападения его агрессивного соседа, царя Сихема.

Письма из Амарны описывают ситуацию на протяжении 14 века до н.э., приблизительно за сто лет до предполагаемой даты израильского завоевания. У нас нет такого подробного источника информации о делах в Ханаане в течение 13 века до н.э. Но фараон Рамсес ІI, правивший на протяжении большей части 13 века, вряд ли ослабил свой военный контроль над Ханааном. Он был сильным царем, возможно, самый сильный из всех фараонов, который глубоко интересовался иностранными делами.

Другие указатели – как литературные, так и археологические – кажется, показывают, что в 13 веке до н.э. египетское иго над Ханааном было сильнее, чем когда-либо. Во времена сообщаемых беспорядков, египетская армия пересекла бы Синайскую пустыню вдоль побережья Средиземного моря и пошла бы против мятежных городов или беспокоящих ее людей. Как уже упоминалось, военный путь на севере Синайского полуострова был защищен рядом крепостей и снабжен источниками пресной воды. После пересечения пустыни, египетская армия могла легко разгромить любые мятежные силы и навязать свою волю местному населению.

Археология открыла драматические свидетельства степени египетского присутствия в самом Ханаане. В 1920-х годах на месте Бет-Шеана к югу от Галилейского моря была раскопана египетская крепость. Её различные здания и дворы, содержащие статуи и исписанные иероглифами памятники со времен фараонов Сети I (1294–1279 гг. до н.э.), Рамсеса II (1279–1213 гг. до н.э.) и Рамсеса III (1184–1153 гг. до н.э.). Древний ханаанский город Мегиддо раскрыл свидетельства сильного египетского влияния даже в более поздние времена Рамсеса VI, правившего в конце 12 века до н.э. Это было долгое время спустя предполагаемого завоевания израильтянами Ханаана.

Очень маловероятно, что египетские гарнизоны по всей стране остались бы в стороне, когда группа беженцев из Египта сеяла хаос по всей провинции Ханаана. И невозможно себе представить, чтобы уничтожение захватчиками стольких верных вассальных городов не оставило бы абсолютно никаких следов в обширных записях египетской империи. Единственное независимое упоминание названия Израиль в этот период (победная стела Мернептаха) сообщает лишь, что эти неизвестные люди, живущие в Ханаане, потерпели сокрушительное поражение. Что-то явно не складывается, когда библейское повествование, археологические данные и египетские записи расположены бок о бок.

По стопам Иисуса Навина?

Однако, есть (или, по крайней мере, были) контраргументы к египетским свидетельствам. Прежде всего, было ясно, что книга Иисуса Навина не была совершенно выдуманной басней. Она точно отражает географию земли Израиля. Ход кампании Иисуса Навина следовал логическому географическому порядку. В начале 20 века, ряд ученых отобрали места, которые можно было уверенно отождествить с ходом завоевания израильтян, и начали копать, чтобы увидеть, можно ли найти какие-либо свидетельства упавших стен, сожженных балок или полного уничтожения.

Наиболее заметной фигурой в этих поисках снова был американский ученый Уильям Фоксвелл Олбрайт из университета Джона Хопкинса в Балтиморе, блестящий лингвист, историк, библейский ученый и археолог, который утверждал, что патриархи были подлинными историческими личностями. На основе своего толкования археологических данных он считал, что подвиги Иисуса Навина также были историческими. Самые известные раскопки Олбрайта состоялись в 1926–1932 годах на холме под названием Телль Бейт Мирзим, расположенном в предгорьях к юго-западу от Хеврона (Рис. 9). Исходя из его географического положения, Олбрайт определил это место как ханаанский город Девир, чьё завоевание израильтянами упоминается в трех разных историях Библии: дважды в Книге Иисуса Навина (10:38–39; 15:15–19) и один раз в Книге Судей (1:11–15). Хотя такое определение позже было оспорено, археологические находки из Телль Бейт Мирзим по-прежнему занимают центральное место в исторических дебатах.
Рис. 9. Основные места, связанние с историей о завоевании

Раскопки обнаружили небольшой и сравнительно бедный неукрепленный город, который был разрушен внезапным катастрофическим пожаром в конце поздней бронзы, в соответствии с Олбрайтом – около 1230 года до н.э. За пеплом этого сожженного города Олбрайт усмотрел, как он думал, свидетельство прихода новых поселенцев: разброс грубой керамики, которая была ему известна из других мест в нагорье, и которую он интуитивно определил как израильскую. Свидетельства, казалось, доказывали историчность библейских повествований: ханаанский город (упомянутый в Библии) был сожжен руками израильтян, которые затем унаследовали его и поселились на его развалинах.

В самом деле, результаты Олбрайта, казалось, будут воспроизведены всюду. На древнем кургане около арабской деревни Бейтин, отождествленном с библейским городом Вефиль, в девяти милях к северу от Иерусалима раскопки раскрыли ханаанский город, населенный в период поздней бронзы. Он был разрушен в результате пожара в конце 13 века до н.э. и, видимо, снова заселен другой группой в первом железном веке. Это соответствует библейской истории ханаанского города Луз, который было захвачен членами дома Иосифа, которые заселили его и изменила его название на Вефиль (Суд. 1:22–26). Южнее, на внушительном холме Телль эд-Дувейр в Шефеле – месте, отождествленном с известным библейским городом Лахиш (Нав. 10:31–32) – британская экспедиция в 1930 году обнаружила останки еще одного большого города поздней бронзы, разрушенного в пожаре.

Открытия продолжились в 1950-х годах, после создания государства Израиль, когда израильские археологи начали сосредоточиваться на вопросе завоевания земли обетованной. В 1956 году ведущий израильский археолог Игаль Ядин инициировал раскопки древнего города Хацор, описанного в книге Иисуса Навина "главою всех тех царств" (Нав. 11:10). Это был идеальный полигон для археологических поисков завоеваний израильтян. Хацор, отождествленный на основе его местоположения и известности с огромным холмом Телль-эль-Ваккас в Верхней Галилее, оказался крупнейшим город Ханаана поздней бронзы. Он охватывал площадь восьмидесяти гектаров – в восемь раз больше, чем такие известные места как Мегиддо и Лахиш.

Ядин обнаружил, что хотя пик процветания Хацора пришелся на среднюю бронзу (2000–1550 гг. до н.э.), но он продолжал процветать и в поздней бронзе. Это был потрясающий город с храмами и огромным дворцом. Это богатство архитектурного стиля дворцов, скульптуры и другие мелкие находки - уже намекали на результаты раскопок Ядина – с тех пор были обнаружены и в 1990-х годах в ходе новых раскопок в Хацоре под руководством Амнона Бен-Тора из Еврейского университета. Число клинописных табличек намекало на присутствие царских архивов. Одна из восстановленных таблиц содержит царское имя Ибни – и царь Хацора по имени Ибни-Адду упоминается в архиве из Мари. Хотя обе датируются гораздо более ранними временами (в период средней бронзы), они могут быть этимологически связаны с именем хацорского царя Иавина, упомянутого в Библии. Наводящее повторение этого имени может означать, что оно было династическим именем, связанным с Хацором на протяжении веков, и вспоминающимся еще долго после разрушения города.

Раскопки Хацора показали, что великолепие этого ханаанского города, как и во многих других городах в разных частях страны, подошло к жестокому концу в 13 веке до н.э. Внезапно, без видимой тревоги и каких-либо признаков упадка, Хацор был атакован, разрушен и сожжен. Сегодня все ещё сохранились стены дворца высотой в 2 метра из сырцового кирпича, который cтал красным от страшного пожара. После периода заброшенности в одной части обширных развалин было основано бедное поселение. Его керамика напоминала керамику древних поселений израильтян в центральном нагорье к югу.

Таким образом, на протяжении большей части 20 века археология, казалось, подтверждает библейский рассказ. К сожалению, со временем консенсус ученых растворился.

Действительно ли трубы разрушают?

В разгар эйфории - почти в тот самый момент, когда казалось, что битва была выиграна завоевание для Иисуса Навина – возникли некоторые тревожные противоречия. Даже тогда, когда мировая пресса сообщила, что завоевание Иисуса Навина было подтверждено, многие из самых важных частей археологической головоломки просто не подходили.

Иерихон был в числе самых важных. Как мы уже отмечали, города Ханаана были неукрепленными, и не было никаких стен, которые могли бы упасть вниз. В случае Иерихона, не было никаких следов заселения какого-либо рода в 13 веке до н.э., а более раннее селение поздней бронзы, датируемое 14 веком до н.э., было маленьким и бедным, незначительным и неукрепленным. Не существовало также никаких признаков разрушения. Таким образом, знаменитая сцена шествия вооруженных сил израильтян вместе с Ковчегом Завета вокруг защищенного стеной города, в результате чего могучие стены Иерихона разрушаются при дутье на них боевыми трубами, была, проще говоря, романтическим миражом.

Аналогичное расхождение между археологией и Библией был найден на месте древнего Гая, где, согласно Библии, Иисус заложил свою хитрую засаду. Ученые идентифицировали большой холм Хирбет-эт-Телль, расположенный на восточном склоне нагорья к северо-востоку от Иерусалима, как древний город Гай. Его географическое положение, прямо к востоку от Вефиля, точно соответствует библейскому описанию. Современное арабское название места, эт-Телль, означает "руины", которое более или менее соответствует смыслу библейского еврейского названия Гай. И никакого альтернативного места поздней бронзы где-нибудь в окрестностях не было. Между 1933 и 1935 годами еврейский археолог Юдит Марке-Краузе провела крупномасштабные раскопки в эт-Телле и нашла обширные останки огромного города периода ранней бронзы, датированного более чем за тысячелетие до гибели Ханаана поздней бронзы. Но не было извлечено ни одного глиняного черепка или любого другого признака селения позднего бронзового века. Возобновленные в 1960-х годах раскопки на этом участке представили  такую же картину. Как и в Иерихоне, здесь не было никакого поселения во времена его предполагаемого завоевания сынами Израиля.

А как насчет саги о гаваонитянах с их просьбой защиты? Раскопки на холме в деревне Эль-Джиб, к северу от Иерусалима, который ученые согласованно определили в качестве места библейского Гаваона, раскрыли останки из средней бронзы и железного века, но никаких останков из поздней бронзы. Бесплодные археологические изыскания на местах трех других «гаваонитянских» городов Кефиры Беерофа и Кириаф-Иарима показали ту же картину: ни на одном из этих мест не было каких-либо останков позднего бронзового века. Это же касается и других городов, упомянутых в рассказе о завоевании и в сводном списке царей Ханаана (Нав. 12). Среди них мы находим Арад (в Негеве) и Хешбон (в Трансиордании), о которых мы говорили в предыдущей главе.

Страстные объяснения и сложные логические обоснования не заставили себя долго ждать, потому что слишком много было поставлено на карту. Что касается Гая, Олбрайт предположил, что история его завоевания изначально относилась к близлежащему Вефилю, потому что Вефиль и Гай были тесно связаны как географически, так и традиционно. В случае Иерихона, некоторые ученые пытались найти экологические объяснения. Они предположили, что целый пласт, представляющий Иерихон во времена завоевания, в том числе укрепления, был размыт.

Лишь недавно ученые, в конце концов, согласованно отказались от истории завоевания. Что касается уничтожения Вефиля, Лахиша, Хацора и других ханаанских городов, свидетельства из других регионов Ближнего Востока и восточной части Средиземного моря показывают, что разрушители не были непременно израильтянами.

Средиземноморский мир 13 века до н.э.

Географическая направленность Библии почти полностью сконцентрирована на земле Израиля, но для того, чтобы понять масштабы событий, имевших место в конце позднего бронзового века, нужно посмотреть далеко за пределы границ Ханаана, на всё восточное Средиземноморье (Рис. 10). Раскопки в Греции, Турции, Сирии и Египте раскрывают потрясающие истории потрясений, войн и широкомасштабного социального распада. В последние годы 13 века и в начале 12 века до н.э. весь древний мир пережил драматическое преобразование, так как разрушительный кризис смел царства бронзового века, и начал появляться новый мир. Это был один из самых драматических и хаотических периодов в истории, с падением старых империй и возвышением новых сил, стремящихся занять их место.
Рис. 10. Древний Ближний Восток. Избранные археологические места 13 века до н.э.

До этого, еще в середине 13 века до н.э., регионом правили две великие империи. На юге на своем пике был Египет. Во времена правления Рамсеса II он контролировал Ханаан, в том числе территории современных Ливана и юго-западной Сирии. На юге он господствовал над Нубией, а на западе правил над Ливией. Египетская империя занималась монументальной строительной деятельностью и принимала участие в прибыльной торговле в восточном Средиземноморье. Эмиссары и купцы из Крита, Кипра, Ханаана и Хатти посещали Египет и приносили дары фараону. Бирюзовые и медные рудники на Синайском полуострове и в Негеве разрабатывались египетскими экспедициями. В Египте никогда не было такой обширной и могущественной империи. Чтобы почувствовать величие Египта в 13 веке до н.э. необходимо лишь постоять перед храмом Абу-Симбел в Нубии или знаменитыми храмами в Карнаке и Луксоре.

Другая великая империя региона была сосредоточена в Анатолии. Это было могущественное Хеттское государство, которое управлялось из своей столицы Хаттусы, расположенной к востоку от современной турецкой столицы Анкары. Хетты контролировали Малую Азию и северную Сирию. Они достигли выдающихся достижений в архитектуре, литературе и военном деле. Огромный город Хаттуса, со своими колоссальными укреплениями и высеченном в скале храмом, передает современным посетителям ощущение величия хеттов.

Две империи – египетская и хеттская – граничили между собой в Сирии. Неизбежное столкновение между ними пришлось на начало 13 века. Две грозные армии встретились в Кадеше на реке Оронт в Западной Сирии. На одной стороне был хеттский царь Муваталли, а с другой стороны стоял тогда еще молодой и неопытный Рамсес II. У нас имеются записи битвы с обеих сторон и обе претендуют на победу. Истина где-то посередине. Видимо, битва закончилась без явного победителя, и двум великим державам пришлось пойти на компромисс. Новый хеттский царь Хаттусили III и теперь закаленный в боях Рамсес II вскоре подписали мирный договор, которым объявлялась дружба между двумя державами и "навсегда” отвергалась вражда. Он был запечатан символическим актом обручения Рамсеса с хеттской принцессой.

Мир, созданный этим египетско–хеттским пактом, предлагал более широкие возможности для другой великой державы на западе. Это сила была крепкой не из-за своей военной мощи, а из-за своих морских навыков. Это был микенский мир, который создал знаменитые цитадели Микен и Тиринфа, роскошные дворцы Пилоса и Фив. Это был мир, который, по-видимому, обеспечил романтический фон для Илиады и Одиссеи; мир, который создал знаменитые образы Агамемнона, Елены, Приама и Одиссея. Мы не уверены, находился ли микенский мир под властью одного центра, такого как Микены. Скорее всего, это была система нескольких центров, каждый из которых правили большими территориями: что-то вроде городов-государств Ханаана или системы полисов классической Греции, но в гораздо большем масштабе.

Микенский мир, который впервые был раскрыт в драматических раскопках Генриха Шлимана в Микенах и Тиринфе в конце 19 века, начал раскрывать свои секреты много лет спустя, когда было расшифровано его Линейное письмо B. Обнаруженные в микенских дворцах глиняные дощечки подтверждают, что микенцы говорили по-гречески. Средством их силы и богатства была, по-видимому, торговля в восточном Средиземноморье.

Остров Кипр, в то время известный как Аласия, также играл важную роль в этом мире 13 века до н.э. Он был основным производителем меди в восточной части Средиземного моря и воротами торговли с Левантом. Впечатляющие сооружения, построенные с тесаного камня, показывают, каким процветающим стал остров в то время.

Мир позднего бронзового века отличался большим могуществом, богатством и активной торговлей. Знаменитый теперь Улу-бурунский корабль, найденный у побережья южной Турции, намекает на времена подъема. Судно, перевозящее на борту груз из медных и оловянных слитков, бревна черного дерева, смолу терпентинного дерева, слоновую кость и кость бегемота, яичную скорлупу страуса, пряности и другие товары, плыло вдоль побережья Малой Азии когда-то около 1300 года до н.э., когда оно, очевидно, потонуло во время шторма. Подводные раскопки этого крушения и восстановление его богатого груза показали, что это небольшое судно - конечно, обычное в то время - курсировало по прибыльным торговым маршрутам во всем восточном Средиземноморье вместе с предметами роскоши и товарами народного потребления, набранными в каждом порту захода.

Важно помнить, что этот мир совсем не был древней версией современного Общего рынка, в котором каждый народ свободно торгует со всеми остальными. Это был мир, пребывающий под жестким контролем царей и князей любой политической области, и за которым внимательно следили Египет и другие великие державы того времени. В этом мире спокойствия и процветания элит бронзового века их внезапное и жестокое падение, безусловно, произвело бы неизгладимое впечатление – в воспоминаниях, легендах и поэзии.

Большой переворот

Вид из дворцов городов-государств Ханаана, возможно, выглядел мирным, но на горизонте возникли проблемы, которые приведут к обрушению всей экономики и социальной структуры позднего бронзового века. К 1130 году до н.э. мы видим совершенно другой мир, настолько отличный, что житель Микены, или Но-Амона (столицы Египта, современного Луксора), или Хаттусы из 1230 года до н.э. не смог бы узнать его. К тому времени Египет был бледной тенью своего былого величия и потерял большую часть своей внешней территории. Хатти уже не существовало, а Хаттуса лежала в руинах. Микенский мир было стирался из памяти, его дворцы были разрушены. Кипр преобразился, его торговля медью и другими товарами прекратилась. Многие крупные ханаанские порты вдоль побережья Средиземного моря, в том числе и большой морской торговый центр Угарита на севере, были сожжены дотла. Впечатляющие города внутри страны, такие как Мегиддо и Хацор, стали заброшенными грудами развалин.

Что случилось? Почему старый мир исчез? Ученые, которые работали над этой проблемой, были убеждены, что основной причиной этого было вторжение таинственных и жестоких групп, названных «народами моря», мигрантов, которые пришли с запада по суше и по морю и опустошили все, что стояло на их пути. Угаритские и египетские записи начала 12 века до н.э. упоминаниют этих мародеров. Текст, найденный в руинах порта города Угарит, предоставляет драматическое свидетельство о ситуации около 1185 года до н.э. Посланный Аммурапи, последним царем Угарита, к царю Аласии (Кипра), он отчаянно описывает, как " прибыли вражеские лодки, враг поджег города и сеет хаос. Мои войска находятся в хеттской стране, мои лодки в Ликии, и страна была покинута ​​на произвол судьбы". Кроме того, письмо того же периода от великого царя Хатти к префекту Угарита выражает его беспокойство по поводу присутствия группы «народов моря», названной Шикалайя, "которая живет на лодках".

Через десять лет, в 1175 году до н.э., на севере страны все было кончено. Хатти, Аласия и Угарит лежали в руинах. Но Египет все еще был грозной силой и решил отчаянно обороняться. Монументальные надписи Рамсеса III в храме Мединет Хабу в Верхнем Египте рассказывают о народах моря, готовящих заговор с целью разорить заселенные земли восточного Средиземноморья:  "Зарубежные страны составили заговор на своих островах. Ни одна земля не может устоять перед их оружием.  . . .  Они шли вперед к Египту, в то время как пламя было заготовлено перед ними. Их союзом были филистимляне, тевкры, шекелеш, деньен и вешеш, объединенные земли. Они возложили руки свои даже на далекие страны, лежащие у края Земли, их сердца уверенны и самонадеянны: "Наши планы будут иметь успех!"

Яркие изображения последующих битв покрывают наружную стену храма (Рис. 11). На одном из них показано сплетение египетских и иностранных судов в разгаре хаотического морского боя вместе с лучниками, готовыми поразить корабли своих врагов, и умирающими воинами, упавшими в море. Морские захватчики сильно отличаются от египтян, а также от изображений азиатов в египетском искусстве. Наиболее поразительной особенностью в их внешности являются их отличительные головные уборы: одни носят рогатые шлемы, другие – необычные головные уборы, украшенные перьями. Рядом – картина напряженной наземной битвы показывает египтян, вступивших в бой с воинами «народов моря», в то время как семьи из мужчин, женщин и детей, едущих на переселение в другое место на деревянных телегах, запряженных быками, беспомощно наблюдают за битвой. Исход наземных и морских сражений, в соответствии с описанием фараона Рамсеса III, был убедительным: «Те, кто достиг моей границы, – их семени нет, их сердца и души прикончены во веки веков. Те, кто вместе вышли вперед на море, – тех поглотило пламя. … Они были втащены, закрыты и простерты на берегу моря, убиты, и превращены  в груды от головы до концов".
Рис. 11. Рельеф из погребального храма Рамсеса III Мединет-Абу в Верхнем Египте, изображающий морской бой с "народами моря"

Кем были эти угрожающие «народы моря»? Научные споры об их происхождении и факторах, заставивших их передвигаться на юг и восток, продолжаются до сих пор. Некоторые говорят, что они были эгейцами, другие предполагают, что местом их происхождения является южная Анатолия. Но что заставило тысячи мигрирующих людей колесить по земле и морю в поисках нового дома? Одна возможность заключается в том, что они были сбродным союзом пиратов, безродных моряков и бедных крестьян, руководимых голодом, демографическим давлением или нехваткой земли. Двигаясь на восток и уничтожая хрупкую сеть международной торговли в восточной части Средиземноморья, они нарушили экономику бронзового века и предали забвению великие империи того времени. Более современные теории предложили совершенно иные объяснения. Некоторые указывают на внезапное изменение климата, которое опустошило сельское хозяйство и вызвало массовый голод. Другие предполагают полный распад сообществ во всем Восточном Средиземноморье, которые стали слишком специализированы, чтобы пережить экономические изменения или социальные потрясения. В обоих этих возможных сценариях внезапные миграции «народов моря» были не причиной, а следствием. Иными словами, разрушение дворцовых экономик позднего бронзового века заставило орды мигрирующих людей скитаться по всей восточной части Средиземноморья, чтобы найти новое пристанище и средства к существованию.

Правда, мы действительно не знаем точную причину упадка позднего бронзового краха во всем регионе. Однако археологические свидетельства последствий очевидные. Наиболее драматические свидетельства происходит из южных районов Израиля - от Филистии, земли филистимлян, которые были одним из народов моря, упомянутым в надписи Рамсеса III. Раскопки в двух основных филистимских центрах, Ашдоде и Экроне, обнаружили данные об этих смутных годах. В 13 веке до н.э. Ашдод, в частности, был процветающим ханаанским центром под египетским влиянием. Оба Ашдод и Экрон уцелели, по крайней мере, до дней Рамсеса III и, по крайней мере, один из них, Ашдод, был уничтожен пожаром. Филистимские иммигранты основали города на этих руинах, и к 12 веку до н.э. Ашдод и Экрон стали процветающими городами с новой материальной культурой. Прежняя смесь египетских и ханаанских черт в области архитектуры и керамики была заменена чем-то совершенно новым в этой части Средиземноморья: згейским стилем архитектуры и керамики.

В других частях региона порядок позднего бронзового века был нарушен из-за распространения насилия, источник которого не совсем ясен. Из-за длительного периода времени (почти столетие), в течение которого рухнула ханаанская система городов-государств, не исключено, что усиление кризиса привело к конфликтам между соседними ханаанскими городами за контроль над жизненно важными сельскохозяйственными землями и крестьянскими деревнями. В некоторых случаях все более притесняемые крестьяне и кочевое население могли напасть на богатые города в своей стране. Один за другим старые ханаанские центры подверглись внезапным драматическим пожарам или постепенно пришли в упадок. На севере был сожжен Хацор вместе с обезглавленными и разбитыми статуями богов в своем царском дворце. На прибрежной равнине в страшном пожаре был разрушен Афек; в толстом слое мусора от этого разрушения были найдены клинописные таблички о совершении жизненно важной сделки по покупке пшеницы между Угаритом и Египтом. Южнее, внушительный ханаанский город Лахиш был сожжен и заброшен. И в богатой долине Изреель был предан огню Мегиддо, а его дворец был погребен под 2-метровым слоем мусора из обгорелого кирпича.

Следует подчеркнуть, что это большое преобразование в каждом месте не было внезапным. Археологические данные свидетельствуют о том, что разрушение ханаанского общества было относительно длительным и постепенным процессом. В стилях керамики, найденной в развалинах Хацора периода поздней бронзы, отсутствуют отличительные формы конца 13 века, поэтому он должен был подвергнуться опустошению несколько раньше. В Афеке клинописные письма из слоя разрушения содержат имена должностных лиц Угарита и Египта, которые также известны из других источников и, таким образом, могут быть датированы приблизительно 1230 годом до н.э. Египетские крепости могли быть разрушены в любое время на протяжении последующих двух–трех десятилетий. В Лахише в слое разрушения землекопы нашли металлический фрагмент, вероятно, штуцер от главных ворот города, носящего имя фараона Рамсеса III. Эта находка говорит нам о том, что Лахиш должен был быть уничтожен не ранее времени правления этого монарха, правившего между 1184 и 1153 годами до н.э. Наконец, в руинах Мегиддо была найдена металлическая основа статуи, содержащая имя Рамсеса VI (1143–1136 гг. до н.э.), что указывает на то, что большой ханаанский центр Изреельской долины, вероятно, был уничтожен во второй половине 12 века.

Цари каждого из этих четырех городов – Хацора, Афека Лахиша и Мегиддо, по преданию, были побеждены израильтянами под руководством Иисуса Навина. Но археологические данные показывают, что разрушение этих городов произошло за промежуток времени более века. Среди возможных причин упоминают вторжение, социальный распад или гражданскую войну. Это не было сделано отдельной военной силой, и, конечно же, не в единой военной кампании.

Передающиеся воспоминания

Еще до того, как археологические находки поставили под сомнение историческую основу завоевания Иисусом Навином Ханаана, узкий круг немецких исследователей Библии размышлял по поводу развития скорее израильской литературной традиции, а не военной стратегии. Как преемники традиции высшей критики 19 века, они указали на внутреннюю непоследовательность библейского текста, который содержит, по крайней мере, две различные и противоречащие друг другу версии о завоевании Ханаана.

Немецкие ученые всегда считали книгу Иисуса Навина сложной коллекцией легенд, героических рассказов и местных мифов из разных частей страны, которые были составлены на протяжении веков. Библейские ученые Альбрехт Альт и Мартин Нот, в частности, утверждали, что многие из рассказов, которые сохранились в книге Иисуса Навина, были не более чем этиологическими традициями, то есть, они были легендами о том, как появились известные достопримечательности или природные диковинки. Например, люди, живущие в городе Вефиле железного века или вокруг него, несомненно, заметили огромный холм руин ранней бронзы прямо на востоке. Эти развалины были почти в десять раз больше, чем их собственный город, и остатки этих укреплений по-прежнему впечатляли. Так что, утверждали Альт и Нот, вокруг развалин, возможно, начали разрастаться легенды, рассказы о победе древних героев, которые объясняли, как мог быть уничтожен такой большой город.

В другой области страны люди, живущие в предгорьях Шефелы, возможно, были поражены огромным размером камня, закрывающего вход в таинственную пещеру недалеко от города Македы. Таким образом могли возникнуть истории, связывающие огромный камень с героическими поступками в их собственном туманном прошлом: камень опечатывал пещеру, где спрятались пять древних царей и где позже они были похоронены, как описано в Книге Иисуса Навина 10:16–27. Согласно этой точке зрения, библейские истории, которые заканчивались замечанием, что определенный ориентир все ещё можно было видеть "и по сей день", вероятно, были легендами именно такого рода. В определенный момент эти отдельные истории были собраны и связаны в единую кампанию великого мифического лидера завоевания.

В отличие от своей оценки о легендарном, в значительной степени, характере книги Иисуса Навина, Альт и Нот рассматривали первую главу Книги Судей как обладающую возможным достоверным ядром воспоминаний о древних победах широко разбросанных горных ополченцев над различными городами, которые господствовали над ними. В Действительно, хаотическая ситуация разрушения ханаанских городов в одних местах и их выживание в других вполне соответствует археологическим данным. Однако, нет никаких причин, почему рассказ о завоевании в книге Иисуса Навина не может включать также народные воспоминания и легенды, которые служили напоминанием об этом историческом преобразовании. Они могут предложить нам очень отрывочные кадры насилия, страсти, эйфории от уничтожения городов и ужасного убийства их жителей, которые действительно происходили. Такой жгучий опыт вряд ли был бы полностью забыт, и в самом деле, их когда-то яркие воспоминания, постепенно разрастающиеся ​​на протяжении веков, возможно, стали сырьем для гораздо более развитого пересказа. Таким образом, нет оснований полагать, что сожжения Хацора враждебными силами, к примеру, никогда не было. Но то, что на самом деле было хаотической серией потрясений, вызванных различными факторами и осуществленными различными группами, стало – много столетий спустя – блестяще созданной сагой о территориальном завоевании под благословением и прямым руководством Бога. Литературное производство этой саги было предпринято в целях, совершенно отличных от ознаменования местных легенд. Оно было, как мы увидим, важным шагом к созданию пан-израильской идентичности.

Опять назад в будущее?

Эта основная картина постепенного накопления легенд и преданий и их окончательного включения в единую всеобъемлющую сагу с определенной богословской точкой зрения является продуктом удивительно творческого периода литературного производства в Иудейском царстве в 7 веке до н.э. Пожалуй наиболее выразительной из всех улик, свидетельствующих о том, что книга Иисуса Навина была написана именно в это время, является список городов на территории племени Иуды, подробно изложенный в Книге Иисуса Навина 15:21–62. Список точно соответствует границам Иудейского царства во время царствования Иосии. Кроме того, топонимы, упомянутые в списке, тесно связаны со схемой расселения 7 века до н.э. в том же регионе. И некоторые из мест были заняты только в последние десятилетия 7 века до н.э.

Но география не является единственной ссылкой на время Иосии. Идеология религиозной реформы и территориальные устремления, характерны для этого периода, также очевидна. Библейские ученые уже давно считают книгу Иисуса Навина частью так называемой Девтерономической истории, cемикнижного сборника библейского материала от Второзакония до 4 Царств, который был составлен во время царствования Иосии. Девтерономическая история неоднократно возвращается к мысли, что вся земля Израиля должна управляться божественно избранным лидером всего народа Израиля, который строго следует законам, принесенным из Синая, и еще более строгим предостережениям против идолопоклонства, данным Моисеем в Книге Второзакония. Язык, стиль и бескомпромиссные богословскые послания, переданные книгой Второзакония, можно обнаружить в книге Иисуса Навина, особенно в тех отрывках, где истории отдельных сражений сплетаются вместе в большое повествование. А общий план битв в книге Иисуса Навина гораздо лучше соответствует реалиям 7 века, чем обстановке позднего бронзового века.

Первые два сражения в книге Иисуса Навина, в Иерихоне и Гая (то есть, в районе Вефиля), велись на территориях, которые были первой мишенью экспансионизма Иосии после вывода войск Ассирии из провинции Самарии. Иерихон был юго-восточным форпостом северного Израильского царства, а позже и ассирийской провинции, расположенным напротив стратегической переправы через реку Иордан. Вефиль был главным и столь ненавистным культовым центром северного царства и центром ассирийского переселения не-израильских народов. Позже оба места были мишенями деятельности Иосии: Иерихон и его округа процветали после поглощения Иудеей, а северный храм в Вефиле был полностью разрушен.

Точно так же, история завоевания Шефелы соответствует новой иудейской экспансии в этом очень важном и плодородном регионе. Эта область - традиционная житница Иудеи – несколько десятилетий ранее была завоевана ассирийцами и передана филистимским городам. Действительно, 4 Царств 22:1 говорит нам, что мать Иосии была родом из города по имени Боцкат (Воцкаф). Это место упоминается в Библии только один раз в списке городов колена Иуды, датированном временем Иосии. (Нав. 15:39). Там Боцкат появляется между Лахишем и Еглоном – двумя ханаанскими городами, которые играют важную роль в рассказе о завоевании Шефелы Иисусом Навином.

Затем сага о кампании Иисуса Навина поворачивает на север, выражая предвидение 7 века о будущих территориальных завоеваниях. Ссылка на Хацор напоминает не только о его репутации в далеком прошлом как наиболее выдающегося из ханаанских городов-государств, но также и реалии предыдущего века, когда Хацор был самым важным центром Израильского царства на севере, а чуть позже и важным региональным центром Ассирийской империи, с впечатляющим дворцом и крепостью. Не менее значимым является упоминание Нафот-Дора, возможно, намекая на те дни, когда прибрежный город Дор служил столицей ассирийской провинции.

В общем, северные территории, описанные в книге Иисуса Навина, соответствуют побежденному Израильскому царству, а позже ассирийской провинции,  которую Иудея считала божественно определенным наследием народа Израиля, которре вскоре будет возвращено "новым" Иисусом.

Новое завоевание Земли Обетованной?

Ко времени коронации Иосии в 639 году до н.э. идея о святости и единстве земли Израиля – концепция, которая с такой страстью подчеркнута в Книге Второзакония – была далека от реализации. За исключением крошечного центрального района Иудейского царства (традиционное наследие племен Иуды и Симеона и узкая полоска традиционной земли Вениамина на севере), подавляющее большинство земли обетованной в течение почти столетия находилось под властью иностранной державы – Ассирии. Иудея тоже была вассалом Ассирии.

Объяснение Библии этой неудачной ситуации было как мрачным, так и простым. В последнее время народ Израиля не выполнял законов завета, которые были главным условием для их наследования земли. Они не искоренили все следы языческого поклонения. Они не перестали возносить хвалу богам других народов при своих попытках разбогатеть за счет торговли или политических союзов. Они не следовали верно законам чистоты в личной жизни. И они не заботились даже о том, чтобы оказать малейшую помощь своим собратьям израильтянам, которые оказались в нужде, глубоко в долгах или попали в рабство. Одним словом, они перестали быть святой общиной. Только неукоснительное соблюдение законодательства из недавно обнаруженной "Книге Закона" позволит преодолеть грехи предыдущих поколений и позволит им вернуть себе владение всей землей Израиля.

Спустя несколько лет уход ассирийцев и объединение всех израильтян казались возможными. Книга Иисуса Навина предлагает незабываемый эпос с ясным уроком - когда народ Израиля точно исполнял условия завета с Богом, он был непобедим. Эта точка зрения была создана с помощью  некоторых из самых ярких сказок (падением стен Иерихона, остановившимся солнцем в Гаваоне, разгромом ханаанских царей на узком подъеме у Бет-Хорона), преобразованных в единый эпос на хорошо знакомом и наводящем фоне 7 века, и разыгранных в местах наибольшего интереса девтерономической идеологии. Читая и читая эти истории, иудеи конца 7 века до н.э. увидели бы в них выражение своих заветных желаний и религиозных убеждений.


В этом смысле, книга Иисуса Навина является классическим литературным выражением желаний и фантазий людей в определенном месте и времени. Возвышающаяся фигура Иисуса Навина была использована для того, чтобы создать метафорический портрет Иосии, потенциального спасителя всего народа Израиля. Действительно, американский библеист Ричард Д. Нельсон продемонстрировал, как фигура Иисуса Навина описывается в Девтерономической истории с точки зрения, как правило, характерной для царя. Божье поручение к Иисусу о его назначении руководителем (Нав. 1:1–9) оформлено с помощью фразеологии восхождения на трон. Обещание преданности людей  для  полного послушания Иисусу как преемнику Моисея (Нав. 1:16–18) напоминает обычай общественного поклона только что коронованному царю. Иисус руководит церемонией обновления завета (Нав. 8:30–35). Эта роль стала прерогативой царей Иудеи. Еще более красноречивым является тот отрывок, в котором Бог повелевает Иисусу, день и ночь поучаться в "книге Закона" (Нав. 1:8–9) в сверхъестественном соответствии с библейским описанием Иосии как царя, кто единственный связан с изучением Закона, того, кто "обратился бы к Господу всем сердцем своим, и всею душею своею, и всеми силами своими, по всему закону Моисееву" (4 Царств 23:25).

Это не просто обычные параллели между праведными библейскими персонажами, но и прямые параллели во фразеологии и идеологии, не говоря уже об одинаковых территориальных целях Иисуса и Иосии. Конечно, экспансия Иосии, или желание присоединить территории северного царства в нагорье, подняли большие надежды, но, в то же время, столкнулись с серьезными практическими трудностями. Существовала простая военная задача. Необходимо было доказать местным жителям северного нагорья, что они действительно являются частью великого народа Израиля, который воевал вместе с народом Иудеи, чтобы унаследовать их землю обетованную. Существовала также проблема смешанных браков с инородными женщинами, которые должны были быть обычной практикой среди израильтян, которые уцелели на территории северного царства, и среди которых ассирийцы поселили иностранных изгнанников.

Это был царь Иосия, который скрывался за маской Иисуса Навина, заявляя, что народ Израиля должен оставаться полностью в стороне от коренного населения земли. Таким образом, Книга Иисуса Навина блестяще подчеркивает глубокие и наиболее насущные проблемы 7 века. И, как позже мы сможем увидеть, сила этой эпопеи смогла выдержать еще долго после того, как амбициозный и благочестивый план царя Иосии отвоевать землю Ханаана трагически провалился.

12 коментарів:

  1. Анонім10.11.14, 11:10

    Но если Исхода израильтян, как мы видели, не было в том виде, в каком он описан в Библии, как насчет самого завоевания? Проблем еще больше. Как армия в лохмотьях, путешествующая с женщинами, детьми и престарелыми, Возникшая после проведенных в пустыне десятилетий, могла быть способной осуществить эффективное вторжение? Как мог такой неорганизованный сброд одолеть большие крепости Ханаана, имеющие свои профессиональные армии и хорошо Подготовленные колесничные войска?
    вы не учли здесь того что в библии написано что их одежда неветшала! и еду они получали с неба! и организованасть у них была как нащет того где Моисей поставил начальников сто начальников и тысеча начальников. и самое главное с этим народом был Бог! и именно Бог им помогал во всем. даже сейчас посмотрите на Израиль самая маленькая страна но у них ест все...

    ВідповістиВидалити
  2. фінкелштейн пише що Єрихон не існував до 14 ст до н.е. але відомо що це одне з найдавніших міст у світі згідно вікіпедії https://ru.wikipedia.org/wiki/Иерихон

    ВідповістиВидалити
  3. Фінкельштейн пише про ханаанський період (період пізньої бронзи, 17-14 ст.). Він пише, що в 14 ст. до н.е. існувало невелике поселення. В 13 ст. поселення вже не існувало. Він не згадує про більш ранній період історії Єрихону, тому що він не стосується історії з Ісусом Навином.

    ВідповістиВидалити
  4. Тарас,цікаве у вас хоббі, чому вирішили цим зайнятись,
    чи плануєте подібні дослідження Нового Заповіту ?

    ВідповістиВидалити
  5. Я починав дослідження з Нового Заповіту, але всі коментатори з Нового Заповіту постійно відсилали у Старий. Іншими словами, для того, щоб справді зрозуміти Новий Заповіт, треба добре знати Старий. Люди, які писали Новий заповіт, були юдеями з месіанськими та апокаліптичними очікуваннями, що випливали з Старого заповіту. Новий Заповіт я також досліджую, але ще нічого не опублікував.

    ВідповістиВидалити
    Відповіді
    1. публікуйте ,думаю буде цікаво. по Новому заповіту чомусь дуже мало серйозних досліджень
      а взагалі ви коли починали розбиратись зі Старим то спочатку вірили що то "правда"

      Видалити
    2. Ну я зразу потрапив на критичні статті, які доводили, що це неправда. Саме це і зацікавило. А далі вже проявився спортивний інтерес.

      Видалити
    3. Автор видалив цей коментар.

      Видалити
    4. недавно прочитав критику І.Франка біблійні оповідання в світлі науки,там він наводить деякі паралелі між біблійними оповідями про творення і віруваннями вавилонян, але за 100 років напевно в цьому напрмку таких паралелей і подібностей знайдено набагато більше ,чи є ще якісь подібні дослідження,може вам відомо ?

      Видалити
    5. Іван Франко писав у ті часи, коли якраз розкопували стародавні міста Вавилону та Асирії. Археологи того періоду наводили паралелі з біблійними текстами. З того часу багато що змінилось, але підхід залишився той самий. Археологи, що здійснювали розкопки стародавніх міст різних періодів у різних місцевостях всі як один наводили паралелі з біблійними текстами (хоча ці паралелі могли бути спірними). В результаті у біблійній критиці немає однозначної точки зору про час, місце та конкретну історичну ситуацію походження біблійних розповідей. Представлена в книзі Фінкельштейна гіпотеза є лише однією з багатьох. Але консенсусне датування поступово переміщується з більш стародавніх часів у більш новітні. Я думаю, що рано чи пізно датування біблійних текстів зупиниться на періоді, що знаходиться недалеко від часу появи перших текстуальних свідоцтв (сувоїв Метрвого моря). Іншими словами, в майбутньому науковий консенсус зупиниться на періоді 3-1 ст. до н.е.

      Видалити
  6. Тарас.чи є у вас інформація про книгу Йова, коли зявилась,ким написана і т.д. особливо цікаві моменти -початок діалог Бога з сатаною, дозвіл бога піддати йова випробовуванням, воскресіння мертвих йова 14:14,19:25,26
    також по пророцтвах ісаї, про знищення єрусалиму, завоювання тиру,прихід месії (Іс 7:14,Іс 53:10,Іс 53:12,
    Іс 53:9 ,Іс 50:6
    та інші



    ВідповістиВидалити